11:19 

Саша Соколов. Школа для дураков.

Зоя Экшен
Интересная книга, на фоне прочитанного из этой эпохи она, пока что, сильно выделяется своей необычностью. Мне она сразу понравилась своими эпиграфами. Особенно тем, который состоит из одних только глаголов. Я так и не смогла мысленно оправдать её деление на главы, потому что она вся однородна, и постоянно об одном и том же, в ней несколько лейтмотивов, которые накручиваются друг на друга, преследуют друг друга, и до конца книги сложно сказать, произошла ли там масса всего, или вообще ничего не произошло. Понравилось, как автор обращается со временем. Внутренний монолог от имени человека с раздвоением личности - это вообще очень круто, спасибо Соколову за то, что он взялся такое написать. Может быть, за этой формой, за Козодоями, Нимфеями и скирлами, скрывается какой-то завуалированный смысл, который приведёт меня, опять-таки, к жестокости режима, но я - человек неглубокий, и без критики этого до конца не пойму (кое о чём, даже о многом, там говорится прямо - это я понимаю), а на том уровне понимания, на каком я её постигла, эта книга мне нравится и кажется очень интересной. С точки зрения психологии и психиатрии, а также с точки зрения способов написания художественного текста. Вообще мне кажется, что эта история, в первую очередь, о любви. Я могу ошибаться.

Любопытно то, как я кратко записала содержание в свой читательский дневник:

Мальчик с раздвоением личности и избирательной памятью учится в школе для дураков, наполняет криком пустые коридоры или бочки, влюблён в Вету Аркадьевну, учительницу биологии, мечтает на ней жениться, он исчезает и превращается в Нимфею, а учитель географии, Савл Павел Петрович Норвегов, уволен по собственному желанию и умер, он любил Розу Ветрову. Констрикторы, барракуда, Козодой. Отец мальчика – прокурор, терпеливая мать, тапочная система Перилло, Тинберген (Трехтерберг), патефон, Насылающий ветер, Михеев (Медведев), меловые девочки, зимние бабочки.

URL
   

Вулкан Больших Возможностей

главная