19:57 

Легенда о тёмном эльфе

Зоя Экшен
Эта история скрасила мою недавнюю болезнь, которую я считаю гриппом, хотя для гриппа она кончилась быстровато (льщу себе мыслью, что моё правильное поведение ускорило выздоровление). Я начала читать до того как заболела, и тянула первые несколько десятков страниц очень долго, месяца два. А оставшиеся 700 с лишним проглотила за 5 дней, потому что не разрешала себе заниматься больше ничем, кроме чтения книги, сна, питания, обильного питья и выздоровления. По сути это было моё единственное занятие.

Что я могу сказать? Книга довольно интересная (хотя первые главы смертельно скучные), местами слабая (персонажи разговаривают и ведут себя как-то натянуто, будто бы плохо играют, особенно если это сцены с Мазоем и Альтоном), и - самая кровавая, какую мне только доводилось читать в жизни. Я не читала Чака Паланика, но пробовала открывать его книги на радномных страничках и везде обнаруживала что-нибудь фекально-сексуального характера (то есть, либо такого, либо другого, вместе - это был бы уже, наверное, де Сад, а не Паланик. Впрочем, знатоки, возможно, скажут, что у де Сада такого нет, а у Паланика есть, я не знаю, я надеюсь никогда в жизни не стать знатоком). Так вот, если открыть эту книжку в любом месте, я думаю, можно быть уверенным на 50%, что наткнёшься на место, где кого-нибудь жестоко убивают. Даже в Илиаде было меньше этого добра, но, впрочем, просто потому что она сама по размеру меньше))) ну, поначалу этого было, всё-таки, не очень много, больше было интриг, а уже после середины я начала уставать: постоянная резня - это совсем не то, что я люблю читать.

102.
Его сабля мгновенно прошла между рёбер Бьючьюча, пронзив сердце несчастного. Тогда Бриза сняла заклинание, чтобы Дзирт мог полюбоваться агонией мнимого дроу и услышать его предсмертный хрип.

136
Пещерный урод прижал Дзирта к стене, но при этом распорол себе живот. Чудовище отпрянуло назад, пытаясь освободиться, но уйти от гнева Дзирта До`Урдена оказалось не так-то легко. Молодой дроу свирепо повернул вонзенные сабли в теле жертвы.

186
Женщина-эльф, охваченная неимоверным ужасом и мечущаяся туда-сюда, оказалась перед Дзиртом. Опустив концы сабель к земле, он лихорадочно выискивал способ помочь ей.
Внезапно она судорожно выпрямилась: в спину ей вонзился меч, насквозь проткнув изящное тело. Онемев от ужаса, Дзирт смотрел, как воин за ее спиной схватился обеими руками за рукоять и резко повернул клинок в ране. В последние секунды жизни умирающая взглянула прямо на Дзирта, ее глаза молили о пощаде.
Вместо голоса изо рта хлынула тонкая струйка крови.
С искаженным от возбуждения лицом дроу взмахнул мечом и снес ей голову с плеч.

208
Сабля вонзилась в каменную плоть, и чудовище, голова которого снова появилась между Дзиртом и Мазоем, завопило от ярости и боли, еще глубже утягивая мага в камень.
Держась обеими руками за рукоятку сабли, Дзирт нанес удар, в который вложил все свои силы, и расколол голову элементали пополам. На этот раз каменное чудовище не смогло вернуться на свой земной уровень. Элементаль была уничтожена.

268
Когти пантеры пропороли глубокие борозды в деснах василиска, дав чудовищу возможность вдоволь напиться собственной крови.
Стоя на огромной голове чудовища, охотник наносил удары, которым уже потерял счет. Со свирепостью и ожесточенностью вонзал он сабли в чешуйчатый панцирь, плоть и череп василиска, вгоняя его в черноту смерти.
Много после того, как монстр свалился бездыханным, движение окровавленных клинков замедлилось.
Охотник отбросил капюшон и оценивающе оглядел кучу окровавленных останков у себя под ногами и горячие струйки крови, стекающие с клинков. Он поднял вверх окровавленные сабли и возвестил о своей победе первобытным ликующим криком.

322
Нож пошел вниз, но вместо того, чтобы ударить прямо, Мэлис круто развернула его в сторону и вонзила в сердце Ши'нэйн - Матери СиНафай Ган'етт, своего злейшего врага.
- Нет! - задохнулась в крике СиНафай, но дело было сделано. Восемь лезвий-ног вонзились в ее сердце. СиНафай пыталась заговорить, произнести то ли заклинание исцеления, то ли проклятие в адрес Мэлис, но лишь кровь хлынула из ее рта. Испуская последний выдох, она рухнула на Риззена.

395
Когда ворон уже почти упал на Дзирта, обе его руки, держащие камень, отделились от мощных плеч, отсеченные единым взмахом сабель. Таким же головокружительно быстрым движением Дзирт с лязгом сунул окровавленные сабли в ножны и понесся к краю платформы. Он достиг выступа и прыгнул к Белвару как раз в то мгновение, когда оседлавший валун ворон-самоубийца рухнул вниз, увлекая за собой в кислотное озеро этот участок тропы и два десятка своих сородичей.

426
Ни одна из жертв не оказала сопротивления. Щелкунчик ловко свернул шею серому дворфу, затем без излишнего изящества проломил череп рофу.

445
Гвенвивар проваливалась сквозь массу беззащитной плоти, огромные кошачьи когти прокладывали кровавый путь. Центральный мозг выплескивал волны всепоглощающего ужаса, пытаясь вдохновить своих прислужников. Понимая, что помощь подоспеет не скоро, это создание попыталось повлиять на пантеру. Однако утробная свирепость Гвенвивар была неподвластна ментальным вторжениям. Пантера продолжала неистово вгрызаться, погружаясь все глубже, вся в выплесках отвратительной слизи.

471
Клинок влетел в зубы серого дворфа и вышел через его затылок.

494-495
Майя все еще сидела верхом на перилах, когда первый воин Бэнр вступил на балкон. Вирна выхватила свой бич и крикнула Майе, что пора защищаться. Но Майя не шевельнулась, и Вирна, всмотревшись, заметила несколько крошечных дротиков, торчавших из тела ее сестры.
Собственный змееголовый бич Вирны вслед за этим обратился на нее саму, его клыки раздирали в клочья ее нежное лицо.

518
Он изо всех сил дернул оружие, но копье застряло крепко, потому что его крючковатый наконечник зацепился за позвоночник поверженного гнолла. Гнолл не испытывал сострадания к умирающему товарищу; все, что ему было нужно, это его копье. Он тянул и раскачивал древко, сыпал проклятия и плевал в искаженное агонией лицо собрата до тех пор, пока сабля Дроу не раскроила ему череп.

519
Он боролся почти целую минуту, дрожащими от напряжения руками сопротивляясь давлению могучих мускулов шеи пантеры. Но затем ее голова опустилась, и Гвенвивар схватила его. Огромные клыки сомкнулись на шее гнолла, выдавливая жизнь из обреченного существа.
Гнолл неистово затрепыхался; ему каким-то образом удалось оказаться поверх пантеры. Гвенвивар по-прежнему безучастно сжимала его горло. Челюсти не ослабили хватки.
Через несколько минут тело гнолла перестало биться.

532
Натак обмер и чуть было не потерял сознание, и в тот момент, когда половина его тела оказалась в ненасытной пасти Улгулу, длиннорукий гоблин сильно пожалел, что сознание так и не оставило его.

568
Клинок вошел прямо в жадно разинутую пасть Кемпфаны и рассек горло гиганта.
Дзирт качнул саблей из стороны в сторону и провернул ее.
Кемпфана конвульсивно сжал руки, и Дзирт почувствовал, что его мускулы и связки вот-вот разорвутся от напряжения. Однако у дроу была цель — рукоять сабли, и он продолжал раскачивать и вращать ее.
Кемпфана тяжело рухнул на пол, издавая бульканье, и навалился на Дзирта, пытаясь выдавить из него жизнь. От нахлынувшей боли сознание Дзирта помутилось.
— Нет! — закричал он, цепляясь за образ светловолосого мальчика, зарезанного в своей постели, и продолжая вращать клинок.
Бульканье не прекращалось, сопровождаемое свистом воздуха, вырывавшегося из раны вместе с пузырящейся кровью. Когда тварь, придавившая его, перестала шевелиться, Дзирт понял, что выиграл этот бой.

622
Дзирт немедленно изменил направление удара и придавил второго орка тупым концом копья. В мгновение ока перевернув копье в третий раз, дроу вонзил его в горло этого существа и протолкнул острие до самого мозга.

682
Пять шлепков – и ворг был побежден. Один его глаз навеки закрылся, наполовину разорванный язык безжизненно свисал из уголка пасти, а нижняя челюсть не смыкалась с верхней.

726
– Посмел украсть у меня дроу, – фыркнул Родди и немилосердно ударил мешком о безжалостный камень.
Первые несколько ударов из мешка слышались пронзительные крики Тефаниса, который даже попытался распороть ткань своим крошечным кинжалом, Но затем мешок потемнел и стал влажным от крови, и квиклинг перестал подавать признаки жизни.
– Жалкий урод, – пробормотал Родди, отбрасывая прочь злосчастный сверток.


Однако высокоморальность Дзирта удерживает книжку на ступеньку выше, чем пара серий "Игры престолов", посмотренная мной когда-то. Только непонятно совсем, откуда он такой взялся-то в своём жестоком мире, высокоморальный)
Но я никогда не смогу простить автору смерти Тистлдаунов. "Они же мобы!" - смеясь, объясняет мне муж. Но это в игре они бы были мобами, а здесь книга, они - живые люди, персонажи, у них есть имена, раскрыты их характеры... И их надо было зверски перерезать, чтобы добавить в сюжет побольше трагедии. Вот если бы не это, я бы спокойно прочла. А после этой сцены даже бросить захотелось. Сальваторе порадовался бы, что читателя не оставляет равнодушной эта сцена. Постарался бы запомнить и написать ещё таких. А я говорю, что не надо так.
Что интересно, автор не может упустить ни одного моба, не рассказать о его судьбе. Если у нас задана ситуация, где десять монстров атакуют троих положительных персонажей, надо описать, как именно был убит каждый монстр. Ты читаешь и надеешься, что пять штук похрипели, сдохли, и сюжет пойдёт дальше, а гибель остальных, и ежу понятную, автор любезно опустит. Нет же! Как так - не рассказать! Ведь вот этому наступили на горло и сломали там позвонки, а этому воткнули сабли в глаза. Разве можно об этом не сказать? Разве читатель проживёт без этой информации? Идёт сцена битвы за рощу. Про большинство групп монстров уже рассказали. Ты видишь вожделенные три звёздочки в конце сцены, где пантера расправляется с волками, и думаешь - всё. Но у нас же есть ещё беглый орк! В следующей части повествования надо рассказать, что ему не удалось бежать с поля боя, его догнали, и он нашёл свою смерть. Как же это так - не рассказать об этом? Сальваторе же с самого начала держал в голове, сколько персонажей вступили в бой. Сдохнуть должен каждый. Читатель должен знать, как.

В общем, я под большим впечатлением.

URL
Комментарии
2015-04-11 в 20:10 

Аманда Гриннингсон
Трудно быть скромным, будучи таким великим, как я.
Мва-ха-ха-ха-ха-ха-ха! :crzsot:

Какие сочные подробности. Особенно мне нравятся эти моменты:
дров вонзил его в горло этого существа и протолкнул острие до самого мозга.
Один его глаз навеки закрылся, наполовину разорванный язык безжизненно свисал из уголка пасти, а нижняя челюсть не смыкалась с верхней.
Клинок влетел в зубы серого дворфа и вышел через его затылок.
копье застряло крепко, потому что его крючковатый наконечник зацепился за позвоночник поверженного гнолла.

Как там женщин режут - это вообще жесть. Даже меня не оставляет равнодушной. Высокоморальный Дзирт, я так понимаю, всех там на фарш покромсал?

2015-04-11 в 20:14 

Зоя Экшен
Аманда Гриннингсон, ну, он очень и очень много кого покромсал на фарш! Большая часть фарша в книге - его заслуга)
Почитай, тебе понравится. Мечи и магия, всё чё надо есть) суперсволочное устройство родины Дзирта тебя тоже не оставит равнодушной - чем-то напоминает Вампсонов, только ещё хуже. Сам Дзирт напоминает кого-нибудь из нео-Вампсонов, потому что внезапно уродился добрым парнем, не выдержал фигни, которая вокруг происходит, и свалил)

URL
   

Вулкан Больших Возможностей

главная