Зоя Экшен
А Станислав Константинович на другой день вызвал меня в коридор и, кажется, всё-таки тогда, а не в прошлый раз сказал мне про локти. Кажется, всё-таки, в этот раз. Это было как бы одобрение. Потом снова меня поругал за то, как я всё не вовремя сделала. А работа-то хорошая. Ничуть не хуже той карандашной. Поинтересовался, как я сумела выставиться. В целом одобрил поступок. Велел на будущее всё делать вовремя.
А потом было смешно. Потому что мольберт с карандашной стоял ближе к нашей мастерской, а с моей акварельно-гуашевой - дальше. И он вызвал меня опять и говорит: бери эту (кар.) и тащи туда. А я эту (мою) перенесу. Я говорю: ничего, что мы так самовольничаем? А он мне: что я тебе говорил про локти?
И мы поменяли их местами. "Пусть своё будет ближе", - удовлетворённо заявил педагог. "А ты ничего не видела".
Вернувшись в мастерскую я со смехом рассказала об этом одногруппникам и сказала: вот не удивлюсь, если завтра их опять поменяют.
В дело вступили амбиции других художников, и мне было ржачно в этом участвовать))
И что же - на другой день работы были на своих изначальных позициях!)))) С.К., видимо, смирился - менять обратно не предлагал)
Работа благополучно простояла всю выставку. Почти до самого просмотра. Незадолго до просмотра я заметила под своей работой на мольберте подпись к карандашной. Поглядела на угол рамки - моя бумажка со сведениями тоже на месте. Вот, думаю, вообще смех. Значит, те, кто менял после нас, поменяли местами не мольберты, а работы. Теперь под работой той девочки нет ничего, а под моей - две этикетки. Решила не усугублять комедию положений и никому ничего не говорить. Раз всю дорогу так простояла, то и ладно.

Просмотр был 4-го. А 3-го я, убираясь в мастерской, периодически бросала взгляды в коридор и думала: "Когда уже мы заберём моя работу с выставки на просмотр? Она здорово украсит мою композицию!" Сама снимать не решалась, хотя часть работ со стен уже была снята, потому что какие-то курсы там вешали работы, не умещающиеся в пределы мастерской. После обеда час X настал: С.К. велел мне взять мою работу и принести. Выхожу я в коридор - а её там нетушки. Как не было.
Говорю ему, так и так. С.К. велит мне подойти к Ирине Васильевне спросить - она ж отвечает за экспозицию. Я подошла. Только Ирина Васильевна была занята предстоящим просмотром по шрифтам и послала меня подальше, то есть, заявила так: "А ты можешь в другое время подойти, а не когда у меня просмотр?" Я сказала Константинычу. Он поговорил с Иринвасильной сам. Сказал мне: "Она не знает, где эта работа. Сказала, что знает Елена Романовна, подойти к ней, с ней выставку разбирали".
Я топаю на второй этаж. Спрашиваю Елену Романовну. Она: а я не знаю, выставку разбирала Ирина Васильевна, спроси у неё. Я говорю, я уже спрашивала, она сказала к вам подойти... но меня настойчиво шлют к И.В., и я поднимаюсь к себе на третий. Говорю Константинычу. Он: ну подойди к Сергею Юрьевичу, это же его рамка, может быть работа у него. Я спускаюсь. Е.Р., завидев меня, спрашивает, подошла ли я к И.В. Я: с ней уже С.К. говорил, она не знает, теперь я иду к Сергею Юрьевичу! Е.Р.: а Сергей Юрьевич-то тут причём? Я: рамка его! Е.Р.: а, ну если рамка его...
У Сергея Юрьевича закрыто, я иду куда попало, а Романовна образуется уже на первом этаже и стучится к Сергею Юрьевичу. Оказывается, он там заперся. Я подхожу, мы спрашиваем про работу. Он ничего про мою работу не знает и улыбается себе, единственный, кто ничем не обеспокоен из всей нашей стоящей на ушах компании. Я возвращаюсь в мастерскую и продолжаю готовиться к просмотру. Нет так нет. Спёрли - тщеславно подумала я. Кто-нибудь продаст.
В какой-то момент И.В. залетает в мастерскую: "Нашла работу?" я, уже довольно весело и расслабленно: "Нет". Она: "Коза! Вот коза!" - и вылетает обратно. Все одногруппники офигевают - сами работу потеряли и козой обзываются) я-то тут причём)) И.В. это не со зла, у неё задорно-ругачий характер. Но я всё равно запомнила это и пишу в бложик) Бедняга И.В. И достала же я её!) то мне надо свою работу в последний день пропихнуть, то она у меня теряется) и всегда это так не вовремя)

В итоге просмотр прошёл без моей работы. Я уже уверена, что из преподов никто ничего не знает, раз четверо встали на уши и оббегали всё училище. Вдруг студенты что-то видели? Пишу в группу училища ВКонтакте. Мол, пропала такая-то работа, сообщите, если кто что знает. Ответа не было больше суток или двух, не помню. А потом, когда уже надо было выходить на летнюю практику, я получила неожиданно сообщение от коменданта, от той самой Любови Борисовны. ВКонтакте! "Зоя твоя работа стояла у стены на третьем этаже,зайди ко мне (любовь Борисовна в 38 кабинет" - гласило оно.
Конечно, я в тот же день к ней зашла. Оказалось, это она с некими ребятами убрала эту работу в подсобное помещение, когда вторашам надо было выносить мольберты из мастерской и вдоль стенки коридора выстраивать - так всегда делают, когда готовят мастерскую к просмотру. А что же ты, говорит, ко мне не подошла? А я, к своему стыду, за полтора месяца успела забыть о её существовании и о том, что она может как-то отвечать за передвижения предметов по училищу. Хотя она ж комендант!) И ещё больше я удивилась, что о ней не вспомнил никто из преподов, которых я поставила на уши)
Итак, я заполучила свою работу назад. К некоторому моему огорчению, она никому не понравилась настолько, чтобы её спереть. Зато она вернулась ко мне и сможет украшать мою собственную стену, если я вовремя унесу её из мастерской))) надо, кстати, об этом срочно позаботиться!!)